К основному контенту

Польская дорога белорусской оппозиции: взошедшие саженцы

Павел Шипилин. Почему я охранитель

На днях состоялась дискуссия с одним моим единомышленником — не в виртуальной, а в реальной жизни. Человек адекватный, мой старый товарищ, вдруг задает мне вопрос: а не слишком ли я сгущаю краски в своих постах, не слишком ли рьяно встаю по любому поводу на защиту государства? Вопрос, конечно, интересный. Надеюсь, мне удалось найти на него ответ.




Мой товарищ допустил, что те люди, что выходят на акции протеста, — не сплошь бездумные навальнята. Среди них попадаются и те, кто видит несправедливость и не хотят с нею мириться. У них оголенная совесть, и они считают, что положение как-то нужно исправлять. Хотя часто не знают как.

Павел Шипилин. Почему я охранитель

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Юрий Терех. Препарация одной диссертации

Это дополненная версия статьи, написанной для «СБ. Беларусь Сегодня». Место на бумаге к сожалению, ограничено, а иногда еще много всего хочется сказать…

Чуть меньше ссылок на источники, чуть больше рассуждений…

В детстве я любил обмотать спичку фольгой, воткнуть ее в землю и поджечь. Получалась небольшая ракета. И когда мои поделки взлетали, я гордо называл себя ракетчиком. Можно ли теперь говорить, что я немного разбираюсь в ракетостроении? Впрочем, речь сегодня пойдет не о ракетчиках, а об историках. Точнее, всего об одном историке, правда, совершенно уникальном.

Знакомьтесь — Кузнецов Игорь Николаевич.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры БГУ. Основные направления его научных исследований, согласно информации, размещенной на сайте БГУ — «история политических репрессий 1920—1990-х гг. в СССР и Беларуси, история начального периода Великой Отечественной войны». Да и диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук, как написано на том же сайте, он защитил по …

История американского Запада, рассказанная индейцами

Их нравы пристойны и заслуживают похвалыГде ныне пекоты? Где наррагансеты, могикане, поканокеты и множество других могучих племен нашего народа? Их поглотили алчность и гнет белого человека, как поглощают снег лучи летнего солнца. Дадим ли мы в свой черед уничтожить себя без борьбы, покинув наши дома, страну, завещанную нам Великим Духом, могилы наших предков и все, что нам дорого и священно? Знаю, вы воскликните вместе со мной: "Нет, никогда!" Текумзе, из шауниТак повелось с Христофора Колумба, назвавшего этот народ индейцами. Европейцы, белые люди, говорили на разных наречиях и по-разному произносили это слово (Indien, Indianer, Indian). Кличка краснокожие появилась позже. По обычаям гостеприимства, принятым у этого народа, индейцы племени таино с острова Сан-Сальвадор щедро одарили Колумба и его людей, встретив их с почетом."Эти люди столь послушны, столь миролюбивы, – писал Колумб королю и королеве Испании, – я мог бы поклясться Вашим Величествам, что нет на свете л…

«Борьба за идентичность». Как польские националисты навязывают «карту поляка» белорусам

С 4 по 30 октября в Беларуси проходит перепись населения. На ее фоне польские активисты развернули в стране кампанию, призывающую жителей Западной Беларуси записываться поляками. Листовки с подобным содержанием раздают на границе, а агитационные плакаты расклеивают в Гродно, Лиде, Щучине, Вороново и других белорусских городах. При этом активно используется пропаганда «карты поляка», а также утверждается, что подобным образом уже поступили многие уроженцы региона.
Специально для «Евразия.Эксперт» белорусский историк Василь Герасимчик проанализировал, что стоит за этими призывами, и какие последствия они несут для Беларуси. «Борьба за идентичность». Как польские националисты навязывают «карту поляка» белорусам