К основному контенту

Мир глазами животных: как они видят окружающие объекты

Шведская статистика по «стратегии стадного иммунитета»

https://img5.eadaily.com/r650x400/o/c23/7601feb721f39e49947c065f8aa4d.jpeg>СМИ и социальные сети сотрясают мощные идеологические и научные баталии насчет стратегии борьбы с коронавирусом. Закрывать или не закрывать общественные места? Вводить или не вводить жесткий карантин? По немецкому или по китайскому варианту? Сколько ещё сидеть на самоизоляции? Не умрет ли экономика от такого сидения? Подвергаются сомнению как сам факт существования Covid-19, так и научные факты о новом коронавирусе, о статистике зараженных, переболевших, выздоровевших и умерших.
Дискуссии на тему статистики вокруг коронавируса бесконечны и эмоциональны, но есть довольно популярная промежуточная позиция: смертность от коронавируса такая же, как от гриппа, ограничивать свободу перемещения не нужно, ибо ущерб экономике и людям от сидения в изоляции больше, чем от полного игнорирования эпидемии коронавируса. При этом текущая смертность от коронавируса в Италии, Испании, Франции в 12-14% в таких горячих дискуссиях легко отбрасывается стандартными и неверными доводами.
«От гриппа (не от испанки!) тоже бывает смертность в 1-2%» — это для меня странно, я всегда думал, что смертность от гриппа точно менее 0,5% (только для испанки, унесшей в 1918—1920 годах жизни более 20 млн человек, смертность оценивалась в 2-3%).
«Это просто не у всех ещё нашли коронавирус, на самом деле незаметно переболело в 5-10-15 раз больше людей, а значит, смертность от коронавируса на самом деле меньше 1%» — но в Южной Корее 190 передвижных лабораторий тестируют всех подряд в подозрительных районах, до 20 тысяч тестов в сутки, более 400 тысяч тестов к концу марта, каждый прохожий может бесплатно протестироваться и за полчаса получить результат, эпидемия там давно взята под контроль (менее 10 заражений в сутки), но смертность даже там все равно чуть выше 2%: 240 умерших на 10 702 зараженных на 24 апреля 2020-го.
«Так умирают ведь старые больные, которые и без коронавируса бы умерли, просто чуть позже в этом месяце или в этом году» — но как сказал один врач, «если человеку суждено умереть от рака через год, то это не значит, что водитель, сбивший его насмерть на переходе, не виноват!». К последнему доводу приводится много ложной и неполной статистики, которая якобы указывает, что увеличения дневной смертности нет вообще.
Очевидно, что всё дело в числах, в статистике. Чтобы убедить, статистика должна быть четкой и должна быть заверена даже теми, кто против карантинных мер, против мер изоляции. Иначе любители теории заговора объявят статистику подправленной по приказу (ВОЗ, мирового правительства, олигархов, Билла Гейтса, масонов, рептилоидов и далее по списку). Где взять такую убедительную статистику? Очевидно, в тех странах, которые официально отказались от стратегии ВОЗ с упором на карантинные меры.

Три страны с противоположной стратегией

Только три страны мира официально выбрали в феврале—марте 2020 года другую стратегию борьбы с коронавирусом: не закрывать общество, не запрещать среднего размера скопление людей (в школах, детсадах, кафе и ресторанах), а просто ждать, когда 60-70% населения переболеет коронавирусом и приобретет коллективный/стадный иммунитет. Это были Британия, Голландия и Швеция.
Чем похожи эти три страны? Все три — североевропейские страны, со старой протестантской этикой, с непрерывным опытом парламентаризма, без периодов диктатуры, с успешными традициями рыночной экономики. Кроме этого, можно выделить ещё несколько важных моментов:
1) эти три страны в течение последних 50-60 лет развивали государственную идеологию глобализма и мультикультурализма, принимали у себя большое количество мигрантов и беженцев;
2) эти три страны в последние 30-40 лет стали настолько либеральными, что избегают в качестве мер любое принуждение, любое насилие, даже когда оно нужно для наведения порядка;
3) в этих трех странах система гражданского здравоохранения либо исторически слаба (как в Голландии, где большинство женщин рожают дома), либо развалена бесконечными реформами (как в Британии, где и до коронавируса можно было легко подхватить грибок в грязной больнице), либо имеет лишь внешний лоск, скрывающий бесконечную оптимизацию, сокращения и слабую готовность к ЧС (как в Швеции);
4) военная медицина, служба эпидемиологии, гражданская оборона в этих странах изрядно сокращены за последние 20-30 лет.
Что же со стратегиями этих стран происходит сейчас?
Британия первой подняла на щит идею «стадного иммунитета» в начале марта, но уже к 17 марта эта страна успела отказаться от этой стратегии «переболеть до получения стадного иммунитета» — слишком велики расчетные потери. Премьер-министр страны Борис Джонсон сам на себе испытал реальность и безжалостность коронавируса. Суточные данные по новым случаям заражения в Британии вроде вышли на плато. Страна в десятке лидеров по смертям от коронавируса на 1 млн жителей — 287.
Позиция Голландии тоже сменилась от «приобретения стадного иммунитета» к «умному карантину» (intelligent lockdown). С самого начала голландские политики открыто не вставали в позу: «Мы умнее ВОЗ и всего мира!». Страна на самоизоляции, по крайней мере школы и детсады закрыты с 24 марта, кафе и рестораны работают только на вынос, посещение клубов, музеев, кинотеатров запрещено до 20 мая. Количество новых случаев заражения в Голландии вроде чуть снижается. Страна тоже в десятке лидеров по смертям от коронавируса на 1 млн жителей — 250.
Одна только Швеция упорно держится своей догмы, и разочарования «шведской стратегией» вроде среди народных масс нет. Статистика по коронавирусу в Швеции с середины марта вполне доступна, но может запаздывать на сутки, особенно в выходные. Никаких признаков плато или падения числа новых заражений за сутки в Швеции пока нет, по числу смертей на 1 млн жителей Швеция примыкает к десятке стран-лидеров — 213.

Швеция уникальна и в этой тройке стран

Швеция потеряла уже более 2 150 жизней из-за коронавируса, текущая смертность от него в Швеции более 12%, что в 3-5 раз хуже по сравнению со соседями. Но отказываться от своей стратегии страна пока не намерена, что резко отличает её от одумавшихся Британии и Голландии. Более того: популярность правящей Социал-демократической партии Швеции и премьер-министра по опросам растет! Это вроде бы странный эффект, но хорошо известный в истории: в суровые времена испытаний нация собирается «под флагом уверенного лидера», даже если этот лидер не сильно одаренный, — главное, чтобы он уверенно говорил и желательно именно то, что люди и сами хотят про себя слушать.
К 18 апреля шведы в Стокгольме устали от добровольной самоизоляции и все центральные газеты заметили массовые народные гулянья в ту субботу в центре шведской столицы. Правила о запрете собираться в одном месте более 50 человек и правила о поддержании дистанции в 1,5 метра не соблюдались повсеместно, практически в каждом кафе и ресторане столицы.
Аналогичная усталость от более строгих мер долгой самоизоляции (с 14 марта) наблюдается и в Дании, где в четверг, 23 апреля, в связи с потеплением народ тоже вышел на улицы городов, в парки и на пляжи. Но там в народные гулянья вмешивается полиция, которая штрафует гуляющих, когда видит группы более 10 человек.
Шведская стратегия во многом была выбрана именно потому, что она якобы позволяла спасти экономику страны от провала и кризиса. Увы, это тоже не особо сработало: 24 апреля министр финансов Швеции Магдалена Андерссон (Magdalena Andersson) заявила, что безработица вырастет до 11%, а ВНП упадет на 7% в этом году.
Швеция любит идти своим собственным путем, но это только полдела. Гордясь достигнутым в своей стране уровнем жизни, продвинутые шведы уже во времена Улофа Пальме стремились поучать весь мир, «как правильно жить», а к текущему времени это стремление выросло в официальную государственную идеологию «гуманитарной супер-силы» (humanit?r stormakt по-шведски). Самое время сейчас, на примере борьбы с коронавирусом, показать всему миру: весь мир неправ, а Швеция вот права!
Все эти моменты помогают популярности шведской стратегии в обществе, вот только сам коронавирус никому подыгрывать не может. Он упорно не показывает снижения количества зараженных в день, несмотря на сознательность шведских граждан. На графике числа новых зараженных за сутки лишь странные зубцы одинаковой высоты, которые, похоже, указывают лишь на то, что шведские власти придерживают тестирование на коронавирус, возможно из-за дефицита тестов. Недавно даже государственный телевизионный канал SVT признал, что главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл (Anders Tegnell) давал неправильные оценки умерших на вчерашний день и неправильную статистику по количеству умерших за сутки от коронавируса.
В первой половине дня 5 апреля главный эпидемиолог утверждал, что, по их данным, в стране от коронавируса на 4 апреля умерло 373 человека, но окончательное число может быть больше. На вопрос: «Насколько больше? Может, около 500 уже умерло?», он сказал, что может добавиться десяток-другой смертей, а потом оказалось, что смертей было на 229 больше — на 4 апреля от коронавируса в Швеции всего умерло 602 человека. Затем дважды, 16 и 20 апреля, он утверждал, что суточная смертность от коронавируса находится в районе 60, а она на самом деле была в районе 90 для тех дней.
Бывали дни, когда в Швеции от коронавируса за сутки умирало больше людей, чем в Норвегии за все время, — так, на 21 апреля в Швеции от коронавируса за сутки умерло 185 человек, а в Норвегии за все время к 21 апреля умерло 182 человека. То же самое можно заметить и про сравнение с Финляндией (там всего 177 жертв). Рядом с инфекционной больницей в Худдинге стали заполнять трупами те самые шесть морских контейнеров с заморозкой, про которые я писал в своей предыдущей статье. По умершим Швеция по-прежнему обгоняет своих соседей, вместе взятых (в Дании, Норвегии, Финляндии умерло 403 + 195 + 177 человек против 2 152 умерших в Швеции на 24 апреля).

В уникальной Швеции есть четкий и уже не уникальный рост смертности

И самое главное: к 20 апреля статистика недельной смертности в регионе Стокгольма показала рост на целых 144% к средней смертности за ту же неделю в 2015-19 годах: 727 человек вместо 298.
И по всей стране тоже стало заметно увеличение суточной смертности, исходя из собранной к тому моменту предварительной статистики от SCB — Статистического центрального бюро.
Вот график SCB по суточной смертности в Швеции с 1 марта 2020 года (фиолетовая линия), обрезанный по 14 апреля (после 10 апреля данные ещё пока не полные, не собраны окончательно) в сравнении со средней суточной смертностью 5 последних лет (зеленая линия):

Шведская статистика по «стратегии стадного иммунитета»

Четко видимое превышение обычной суточной смертности с 29 марта продолжается и, увы, будет продолжаться, но уже сейчас оно признано статистиками той самой непримиримой страны, что, несмотря на решения других стран, выбрала свою стратегию «переболеть до нужного уровня стадного иммунитета». И упорно придерживается этой стратегии до сих пор, несмотря на удручающее состояние со смертями от коронавируса. Это лучший довод против утверждений о подделанной статистике во всех странах в угоду коронавирусной истерии. Ибо в Швеции такой истерии нет, там есть уверенность, что все страны предпринимают лишние меры по контролю пандемии и только шведская стратегия является правильной.

Оговорки шведских министров

Шведские министры и провластные политики, скрепя сердце, сменили старые характерные слова «быстрее переболеть всем» из шведской стратегии на более нейтральные типа «сдерживание распространения вируса» в основном из-за давления ВОЗ, иностранных политиков и насмешек иностранных СМИ (которые доступны и шведам по Сети). Но и сейчас ведущие шведские министры часто допускают характерные оговорки насчет целей своей политики.
Суровая министр иностранных дел Анн Линде (Ann Linde) в своем утреннем интервью от 22 апреля на телеканале SVT недовольно сказала, что от иностранных журналистов поступает «необычайно много» вопросов по шведской стратегии борьбы с коронавирусом — они не понимают, почему Швеция действует именно так. На что министр иностранных дел им каждый день терпеливо объясняет, что в Швеции низкий уровень коррупции, поэтому народ слушает рекомендации правительства и потому не нужны ограничения на общественную жизнь, не нужны принуждения и штрафы. Далее она продолжила:
«И я всегда подчеркиваю одну вещь: мы имеем ту же самую цель, как все другие (страны), мы тоже хотим, чтобы зараза распространялась…»
Шокированный ведущий тут же поправил министра иностранных дел:
«Чтобы зараза не распространялась?»
И министр быстро поправилась:
«Чтобы зараза не распространялась».
Далее Линде продолжила:
«И это миф, что жизнь в Швеции продолжается, как обычно».
СМИ проигнорировали эту весьма говорящую оговорку, но в шведских соцсетях она вызвала живую реакцию, люди сразу назвали её «оговоркой по Фрейду», выдающей истинные цели и желания правящих шведских политиков.
Но это политики — от них в любой стране мира стоит ожидать скрытых целей, попыток исказить реальность ради своих личных и партийных целей. Хуже, когда они или идеология заставляют и ученых «подправлять» полученные в ходе исследований факты под нужные кому-то результаты. В этом прокололись эпидемиологи и аналитики из шведского Министерства здравоохранения.

Ошибки и подтасовки с целью завысить число бессимптомно переболевших

Шведские эпидемиологи грубо исказили свои исследования о результатах проверки крови 100 якобы не болевших коронавирусом шведов из Стокгольмского региона. 21 апреля на телеканале SVT утверждалось, что 11 из этих 100 человек уже заимели иммунитет к коронавирусу, переболев незаметно, так как в 11 пробах крови были антитела к коронавирусу. С учетом того, что пробы крови брались уже давно, профессор математической статистики Том Бриттон (Tom Britton) оптимистично решил, что сейчас уже 1/3 часть жителей Стокгольма имеют иммунитет к коронавирусу. Тогда же на дневной пресс-конференции эпидемиолог Андерс Валленстен (Anders Wallensten), официально представляющий Министерство здравоохранения Швеции и заменяющий главного эпидемиолога Андерса Тегнелла, озвучил, что по моделям аналитиков Министерства здравоохранения Швеции на каждый случай заражения с явными симптомами болезни и с положительным тестом на коронавирус приходится ни много ни мало… 999 случаев бессимптомного заражения! (В этом видео.)
Я слышал разные оценки доли бессимптомных заражений, самая частая из них была равна 80% от всех заражений, т. е. соотношение симптомных заражений к бессимптомным — 1/4 . Я могу допустить, что у некоторых исследователей на 1 заражение с симптомами будет не 4 или 5, а 9 бессимптомных заражений, но никак не 99 и уж точно не 999! Шведские же эпидемиологические аналитики своей незамутненной фантазией выдали так страстно ими желаемое за действительное, причем так уверенно, что это вышло в свет не где-нибудь в социальных сетях, а в официальной прямой трансляции по телевидению.
Но уже 22 апреля результаты по «слепой и анонимной» проверке крови на антитела к коронавирусу объявили неправильными: среди тех 100 проб крови как-то затесались (якобы из-за анонимности) пробы крови уже официально переболевших коронавирусом!
Тогда же шведский Минздрав в лице Лизы Броуверс (Lisa Brouwers), начальницы отдела анализа, заявил насчет ошибки и в этом безумном соотношении бессимптомных заражений — 1/999. Простая ошибка: число 99,9% в первом столбце невнятной таблицы отчета было принято за 999 и отсюда все проблемы… Что означает то загадочное число 99,9% в первом столбце той самой непонятной таблицы, начальница отдела анализа проанализировать сама не смогла, ей пришлось звать на помощь свою подчиненную, математика Дису Ханссон (Disa Hansson). Та в своей 5-минутной речи журналисту по сути сказала, что ошибка сводится к не точно понятому коэффициенту при подготовке презентации к телетрансляции:
«Они подумали, что соотношение один на тысячу, а там на самом деле у нас было соотношение один на сотню…«
Откуда же у них взялась оценка в 1/100, она не пояснила.
Исправленный отчет Минздрава Швеции 23 апреля выложен тут: в нем исправлено соотношение симптомных и бессимптомных заражений с 1/999 на еще более скромные 1/75. И это все равно самое фантастичное официальное предположение в мире на сегодняшний день.
А число зараженных вирусом (но ещё не имеющих иммунитета к нему) в Стокгольме к 1 мая оценивается аналитиками в 26% населения. Что не поддерживается профессором инфекционной медицины Бьёрном Улсеном (Bj?rn Olsen). В своем интервью газете Expressen профессор заметил, что их небольшие выборочные тестирования проб крови в Стокгольме показывают, что заражение крайне неравномерное, сосредоточено в отдельных районах города. К 1 мая в таких районах может быть достигнут коллективный иммунитет в 1/3, но другие районы и группы населения Стокгольма будут иметь куда меньший иммунитет.
Насчёт 11% проб крови с антителами к коронавирусу среди случайных 100 граждан (якобы не болевших) из региона Стокгольма так и не понятно: шведские ученые просто соврали или реально ошиблись с отбором проб крови? Подтасовка результатов научных исследований ради идеологии — это всегда плохо, но в сфере медицины и именно инфекционной эта подтасовка будет раскрыта куда быстрее, чем в других областях науки.
Возьмем страну с самым протестированным на коронавирус населением в мире — Исландию. В ней сделано более 45 тысяч тестов на 357 тысяч человек местного населения, т. е. 12% исландцев уже проверены к 24 апреля. Сколько из тестов положительные? 1 789 штук — всего 4% от всех тестов, и всего 0,5% населения подхватили коронавирус (из них 1 509 уже здоровы). Никаких 10% зараженных среди исландского населения нет и близко, но в Исландии эпидемия взята под контроль, на графике посуточных новых заражений четко видно, что страна справилась с эпидемией, с 20 апреля в сутки добавляется всего по 4-2 новых случая. Это ещё один пример, когда умеренные карантинные меры куда надежнее идеи «давайте все переболеем, пока не наберем нужный стадный иммунитет».

Как посчитать количество смертей к моменту обретения стадного иммунитета?

Но давайте на секунду допустим, что на 24 апреля в Стокгольмском регионе действительно около 10% населения уже незаметно для всех переболело и приобрело иммунитет, — ведь подтвержденная немецкая выборка среди проб крови 500 жителей, точно не болевших в «германском Ухане», в муниципалитете Гангельт (Gangelt), и в самом деле показала 14% проб крови с антителами к коронавирусу.
Что же дает Швеции это оптимистичное (увы, уже отозванное) предположение, что в Стокгольмском регионе около 10% населения уже незаметно переболело Covid-19? С точки зрения коллективного/стадного иммунитета 10% не дает практически ничего, только вот в Швеции более 2 150 человек УЖЕ умерло и все палаты интенсивной терапии УЖЕ полностью заняты (около 600 шведских ИВЛ уже давно на всех нуждающихся не хватает). Для достижения такого стадного иммунитета, чтобы он остановил эпидемию, надо набрать не 10%, а 70% населения с иммунитетом. Т. е. надо, чтобы всё, что уже случилось в Швеции с начала эпидемии, повторилось… ещё 7 раз!
Умножаем 2 150+ умерших в Швеции (данные на 24 апреля) на 7, получаем минимум 15 000 умерших до остановки этой эпидемии в 10 миллионной стране! Это уже в 3 раза страшнее, чем эпидемия в Италии с её 25-26 тысячами умерших на 60 миллионов человек населения. А может быть и хуже, ведь в марте и в начале апреля шведские врачи работали без полной загрузки, а теперь загрузка будет совсем избыточной, значит, и смертей станет больше. А если сейчас переболевших бессимптомно и обладающих иммунитетом не 10% и даже не 5%, а меньше? Тогда эти 15 тысяч смертей и те 10 тысяч умерших из оценки финских эпидемиологов для своей страны по модели поведения «переболеем, пока не возникнет стадный иммунитет», которые так напугали в прямом эфире шведскую ведущую государственного телеканала SVT 16 марта (на 25-й секунде приложенного ролика), покажутся ерундой.
Но и это ещё не худший вариант. Ведь коронавирус мутирует, а иммунитет у переболевших пока проверен лишь на протяжении 3-4 месяцев. Что если иммунитет от одного подтипа коронавируса не защищает от заражения другим подтипом коронавируса? А ведь подтипов уже десятки, микробиологи строят целые родословные по мере поступления новых проб вируса. Основные два важных подтипа вируса — это условный «азиатский» и условный «европейский» — уже показывают разную динамику распространения, даже в США, где Лос-Анджелес с «азиатским» подтипом пострадал куда меньше (798 умерших на 24 апреля), чем Нью-Йорк с более заразным «европейским» подтипом, принесенным из Италии и ЕС и унесшим уже более 16 300 жизней (на 24 апреля). Если же выяснится, что иммунитет от коронавируса не работает (несмотря на наличие антител) или этот иммунитет потихоньку пропадает через 5-6 месяцев, то тогда эту «шведскую стратегию» по обретению стадного иммунитета можно будет просто спустить в унитаз как полностью бесполезную.

Реальные жертвы шведской стратегии стадного иммунитета

Между тем от упорства шведских властей в ходе этого смертельного эксперимента над своим народом страдают в основном пожилые шведы и мигранты в гетто. Ситуация в домах престарелых в Швеции замалчивается с целью не допустить паники, руководство коммун не информирует о случаях заражения ни самих стариков, ни их родственников.
В такой ситуации шведские социальные службы уже издают довольно странные указания насчет судьбы заболевших стариков. 17 апреля этого года управление социальной службы региона Явлеборг (G?vleborg — регион севернее Стокгольма) издало и опубликовало на сайте региона распоряжение относительно использования кислорода. В распоряжении, озаглавленном «Применение кислорода при паллиативном уходе в случае заболевания Covid-19», присутствует подзаголовок «Смягчение симптомов при завершении жизни — применение лекарств при паллиативном уходе в случае заболевания Covid-19».
Текст практически запрещает применять кислород для лечения тяжелых больных:
«…вне лечебного учреждения применение кислорода неактуально. Неактуально применение кислорода и при паллиативном лечении заболевания Covid-19 на дому и в домах престарелых (S?BO)… Часто опиоиды дают лучшее смягчение симптомов, чем кислород».
Курсивом выделена цитата из врачебной газеты (L?kartidningen):
«…кислород и интенсивная дыхательная терапия, конечно, улучшает выживание и увеличивает шансы выздороветь в тяжелых случаях заболевания Covid-19. Это актуально для пациентов, которые оценены как имеющие достаточно малый биологический возраст и низкую степень сопутствующих заболеваний, для того чтобы вытерпеть долгую интенсивную терапию и затем вернуться к полной, насыщенной жизни. Много пациентов с большим биологическим возрастом и с высокой степенью сопутствующих заболеваний неактуальны для интенсивной терапии, но получат большую пользу от чисто паллиативного ухода».
«…В случае большого биологического возраста, особенно в комбинации с другими заболеваниями, маловероятно, что пациент получит пользу от кислорода или от интенсивной терапии. Мы рекомендуем принимать решение о переходе к паллиативному уходу двум врачам при консультациях с пациентом и его родственниками…»
Это распоряжение является суровым решением, но вместе с тем оно стало рутиной для текущей ситуации с нехваткой мест интенсивной терапии из-за наплыва больных коронавирусом во многих странах мира. Ещё русский хирург Николай Иванович Пирогов во время Крымской войны 1853-1856 придумал сортировать большой поток раненых на пять групп, первая из которых состояла из полностью безнадежных, обреченных на смерть — таким не оказывалась вообще никакая помощь, чтобы сэкономить силы и время врачей и медсестер для остальных раненых, которых можно вылечить.
С тех пор этот принцип сортировки на пять групп принят медициной катастроф по всему миру, просто не многие знают, что в этом методе всегда есть первая группа безнадежных пострадавших или больных. То, что в столичном регионе Швеции не хватает мест интенсивной терапии даже для пациентов с неплохими шансами выжить после интенсивной терапии, Шведское радио поведало ещё 3 апреля. Больше мест и персонала в шведских больницах с тех пор не стало, скорее наоборот. Персонал работает иногда по 17 часов в смену. Принимать такие решения о жизни и смерти конкретных пациентов для шведских врачей это уже пару недель просто рутинная обязанность.
Настораживает другое: решение о переводе безнадежного пациента на паллиативный уход принимается не в больнице или во временном госпитале, а в доме престарелых (или даже на дому). И, вместо того чтобы дать такому безнадежному пациенту хоть минимальный шанс в виде кислородной подушки, ему теперь предлагается давать опиоиды, которые при и так слабом дыхании пациента просто останавливают дыхание уже насовсем. Первым забил тревогу насчет таких советов член правления профсоюза медиков Йоан Стируд (Johan Styrud). Он подтвердил, что часто тяжелобольным пациентам, которым отказали в интенсивной терапии, врачи выдают и баллон с кислородом и предлагают морфин, который в их случае просто опасен.
В ходе идущей с начала 2020 года пандемии коронавируса мы видели и в России, и в мире много разнообразных примеров глупости, некомпетентности, халатности и самоуверенности, но также видели и много хорошего в сфере взаимодействия стран по проблемам борьбы с вирусом, быстрой реакции промышленности, онлайн-сервисов, взаимопомощи людей и четких решений служб в некоторых странах.
Коронавирус ещё не побежден, но многие страны уже выходят из карантинных мер благодаря своим действиям. Но будет вдвойне обидно, если мы не сумеем изучить и правильно оценить уникальный негативный опыт Швеции просто из-за того, что многим из нас жутко хочется верить в то, что коронавирус не так страшен, что его опасность якобы на уровне обычного гриппа, а вот ленивая шведская стратегия — это панацея и для людей, и для экономики. Коронавирусу всё равно, во что мы верим, он просто часть реальности. А реальность надо изучать, а не подгонять её под свою веру.
Павел Тяпкин
eadaily.comИсточник

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Юрий Терех. Препарация одной диссертации

Это дополненная версия статьи, написанной для «СБ. Беларусь Сегодня». Место на бумаге к сожалению, ограничено, а иногда еще много всего хочется сказать…

Чуть меньше ссылок на источники, чуть больше рассуждений…

В детстве я любил обмотать спичку фольгой, воткнуть ее в землю и поджечь. Получалась небольшая ракета. И когда мои поделки взлетали, я гордо называл себя ракетчиком. Можно ли теперь говорить, что я немного разбираюсь в ракетостроении? Впрочем, речь сегодня пойдет не о ракетчиках, а об историках. Точнее, всего об одном историке, правда, совершенно уникальном.

Знакомьтесь — Кузнецов Игорь Николаевич.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры БГУ. Основные направления его научных исследований, согласно информации, размещенной на сайте БГУ — «история политических репрессий 1920—1990-х гг. в СССР и Беларуси, история начального периода Великой Отечественной войны». Да и диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук, как написано на том же сайте, он защитил по …

Распространение коронавирусной инфекции COVID-2019. Таймлапс

Таймлапсы по коронавирусу все больше похожи на какие-нибудь записи геймплея игры Plague Inc., но в реальностиРаспространение коронавирусной инфекции COVID-2019. Таймлапс

История американского Запада, рассказанная индейцами

Их нравы пристойны и заслуживают похвалыГде ныне пекоты? Где наррагансеты, могикане, поканокеты и множество других могучих племен нашего народа? Их поглотили алчность и гнет белого человека, как поглощают снег лучи летнего солнца. Дадим ли мы в свой черед уничтожить себя без борьбы, покинув наши дома, страну, завещанную нам Великим Духом, могилы наших предков и все, что нам дорого и священно? Знаю, вы воскликните вместе со мной: "Нет, никогда!" Текумзе, из шауниТак повелось с Христофора Колумба, назвавшего этот народ индейцами. Европейцы, белые люди, говорили на разных наречиях и по-разному произносили это слово (Indien, Indianer, Indian). Кличка краснокожие появилась позже. По обычаям гостеприимства, принятым у этого народа, индейцы племени таино с острова Сан-Сальвадор щедро одарили Колумба и его людей, встретив их с почетом."Эти люди столь послушны, столь миролюбивы, – писал Колумб королю и королеве Испании, – я мог бы поклясться Вашим Величествам, что нет на свете л…